Будьте добрее

Будьте добрее, когда это возможно. А это возможно всегда (с) Далай Лама

четверг, 5 ноября 2015 г.

Молчание осени

Вот все говорят: "золотая осень", " красота", "шуршащий ковер из листьев", "осень янтарная", "осень прекрасная"... А когда я выхожу на улицу всегда идет дождь. И замечаю я это не из окна своей квартиры, а выбегая из подъезда, спеша на автобус. Потратив час, чтобы идеально уложить волосы. А оказывается - дождь. Зонт я никогда не беру "на всякий случай", он слишком большой, длинный, с ним так неудобно, да и забуду ещё где-нибудь. А теперь за ним возвращаться поздно, я, конечно же, уже опаздываю.
На мне теплое пальто, шерстяной шарф, красивый такой, с ярко красными цветами, сапоги выше колена без каблуков. Перчатки взять опять забыла. И вроде не холодно, но как-то промозгло, очень противно. Серо. Вообще самый актуальный эпитет для осени - серость. Серые улицы, серые дома, серый асфальт, серый воздух, серые птицы, серые люди. Все ходят недовольные, озлобленные, уставшие. Не удивлюсь, если и от моего лица веет серостью. На душе как-то серо. 
Остановка заполнена людьми. Все пытаются запихнуться под крышу, укрыться от дождя и ветра, который каким-то образом мастерски залетает под одежду, от которого, кажется, холодеет не только кожа, но и все внутренние органы. Под крышей нет места. Автобус нарочно опаздывает. Больше всего раздражают те, кто прячется в глубине остановки, держа в руках мокрый зонт. А с моих волос стекает вода на лицо. Нечем и негде укрыться. На душе становится все серее.
Наконец, спустя пять холодных минут, подъезжает полный автобус. Люди, словно обезумевшие, бегут к медленно открывающимся дверям. Я тоже пытаюсь зайти. Впереди столпилась куча народа. Не спеша, люди роются в сумках, достают свои кошельки с запрятанными е-талонами и не сдвигаются с места. А сзади меня уже подталкивают "Девушка! Девушка!", что-то толкает меня в спину. Обернувшись, вижу, как женщина запихивает коляску с мирно спящим малышом, пытаясь видимо проехаться по мне. Мне не сделать и шага ни вперед, ни в сторону, а женщина не унимается, толкается и кричит. Сдерживая эмоции, кое-как пробираюсь в свободный уголочек в середине автобуса. Немного трясет от нахлынувшей злости. Стадо баранов. Не подождать и пяти секунд, не уступить место, не дать пройти.
Хорошо, что я умею быстро успокаиваться. Минута, и мои мысли уже переключились на более важные вещи. Я представила, как лежу на белом песке, впереди прозрачная вода океана, вокруг пальмы, солнце приятно обжигает кожу, и я прямо чувствую, как на нее, вечно белую, ровным слоем ложится загар, превращая меня почти в мулатку. Я первый день на отдыхе, впереди еще минимум две недели. Вечером меня ждут сладкие коктейли с эротичными названиями, громкая энергичная музыка, призывающая к непристойным танцам и красивые мальчики с внимательными глазами и приятными словами.
Вдруг я услышала громкие голоса и почувствовала неприятный запах. Мои острова уплыли от меня, и я снова оказалась в заполненном автобусе. В своих мечтаниях я не заметила, как напротив меня появилась интересная парочка: девушка лет двадцати, хотя выглядит скорее на тридцать пять из-за припухших красноватых щек, серо-синих мешков под глазами и очень неприятной улыбки, и парень с таким же серо-синеватым пропитым лицом и большим синяком под левым глазом. На девушке был серый спортивный костюм, сверху дутая синяя куртка, а на ногах красовались элегантные черные сапоги на шпильке с тоненьким ремешком и небольшой изящной розочкой сбоку. Красивые сапоги, я бы такие носила. Парень тоже был в спортивном костюме. И в кожаных туфлях с острым носом. Рядом со мной стоял как две капли похожий парень, только без синяка.
Троица говорила районным языком, используя такие словечки как «чо», «кароче», «ваще», ненормативную лексику и неправильно расставляя ударения. У всех были хриплые голоса. Парень с синяком больше молчал и все время отворачивался в сторону, смотрел в окно.
По их разговору становится ясно, что пара сегодня поссорилась, девушка в порыве ярости ударила своего возлюбленного сковородкой. Так вот откуда синяк! А я думала боевое ранение во время пьяной драки. Хотя я с трудом могу представить, как можно ударить человека сковородкой. Даже если ты очень злишься, хочешь сделать человеку больно… но сковородка?
Я вспомнила все наши ссоры. Как я кричала сквозь слезы, высказывала то, что совсем не хотелось говорить и о чем потом жалела. Но мне никогда не хотелось его ударить, тем более чем-то тяжелым. Я же люблю его, как бы сильно ни злилась и что бы ни говорила. Хотя может и стоило один раз использовать сковородку. Этой молодой парочке это помогло. Улыбаются, держатся за руки, смеются.
Наконец-то моя остановка, не могу больше слушать этот бред. Только вышла на улицу, и ветер старательно начал свою работу. Я вся дрожала, когда вошла в офис.
Рабочий день прошел быстро, незаметно. Мы с коллегами много болтали, шутили, а когда заходил кто-то из руководства, делали серьезные лица и видимость напряженной работы. Но на деле работы почти не было. Спокойная ленивая пятница.
Поднимаясь по лестнице на шестой этаж, я уже знала, что войду в пустую квартиру. Тишина нависнет как тяжелая туча над головой, затем быстро распространится по каждому уголку квартиры, по каждой частичке моего тела. Ничего не меняется.
Я была права. Дома никого не было. Я подошла к шкафу, открыла второй ящик снизу. Сверху лежал белый конверт. Минуту я стояла в нерешительности, боясь его открыть и зная заранее, что увижу. Конверт был пуст. А еще утром в нем было 50 евро. А неделю назад 150.
Знала же, что нельзя оставлять деньги дома. Но он же так клялся, умолял простить и поверить. Даже плакал. В который раз я простила. Но не поверила. Хотела поверить, делала вид, что верю, пыталась убедить саму себя. Но не верила.
К тому времени, как муж вернулся домой, я приготовила ужин, постирала и развесила белье, помыла наконец-то зеркала, уже неделю хотела это сделать. Я слушала музыку и курила в комнате, когда услышала звук отпирающейся двери. Песня как раз закончилась. Я слышала, как он снимает верхнюю одежду, аккуратно ставит обувь в углу коридора, осторожно идет в мою сторону. В каждом его движении я слышу вину. Я чувствую ее и знаю заранее все, что сейчас будет. Я не поворачиваюсь, продолжаю курить.
- Анечка…
О, этот виноватый голос. Голос полный раскаяния. И я же знаю, что раскаяния его искренни. Ему действительно сейчас больно. Больнее чем мне. Я понимаю его или пытаюсь понять. Он по-настоящему сожалеет, что так произошло. Он действительно верит, что может все исправить, что завтра все будет по-другому. И так каждый раз.
- Прости меня.
Он говорит очень тихо, почти беззвучно, только открывает рот. Я чувствую, что он сдерживает рыдания, подступающие к горлу. Мне жаль его. Мне жаль себя.
- Я приготовила жаркое и овощной салат. Пойдем ужинать.
Я потушила сигарету и пошла на кухню, ни разу не взглянув на него. Мы молча ели, не смотря друг на друга. В полной тишине, которую нарушали лишь приборы, стучащие по тарелкам.  Пару раз он пытался со мной заговорить, спросил банальное «как прошел твой день?». Но я не отвечала. Я знала, что если я скажу хоть слово, то я сорвусь. Я снова начну кричать, упрекать, плакать, биться в истерике «ты же обещал!». Это будет длиться около часа, пока я не выдохнусь, и не останется больше ничего. Только пустота внутри. И мертвая тишина вокруг. И от этого ничего не измениться. Я не уйду. Мы же давали клятвы. В горе и радости. В болезни и в здравии. Завтра все повториться вновь.
Поэтому я молча доела ужин, помыла посуду и легла спать. Все таки быть может завтра выглянет солнышко. Я почувствую красоту осени, и все неожиданно изменится.

4 комментария:

  1. Кристина, здравствуйте. Я очень рада, что вы наконец-то вернулись. Мне очень не хватало Ваших историй. Прочитала на одном дыхании. Очень жизненно.

    ОтветитьУдалить
  2. Понравилось! Впервые у тебя, подписалась, буду теперь читать) С нетерпением жду новых текстов!

    Welcome to my blog - http://bezdushna.blogspot.ru

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо! Надеюсь другие тексты тоже понравятся)

      Удалить